Терапевтическое отвержение.

Про клиент-терапевтические отношения написано столько, что не перечитать.
Довольно известный факт, что отношения в терапии возникают и развиваются. Частенько эти отношения похожи на другие отношения в жизни клиента и потому важно их анализировать и осознавать. Эти же отношения зачастую приоткрывают перед нами завесу о том, как в детстве клиента были устроены значимые, формирующие личность отношения.
Но это все про клиента. А что же терапевт? В разных подходах личность терапевта в разной степени вовлечена в процесс. Классический психоанализ - это очень высокая степень осознанности терапевта и максимальное удерживание, непривнесение своей личности в процесс работы. Это одна из техник и она помогает в одном. В гештальт-подходе обратное. Терапевт присутствует в контакте с клиентом своими откликами, реакциями на него. Иногда своими резонирующими историями. Что не отменяет необходимости довольно хорошо осознавать и отделять свои привычные реакции от реакций на клиента, уместность и своевременность той или иной интервенции. И терапевт не машина, он создает какой-то фон отношений. Как правило, с терапевтом остаются те клиенты, которым подходит этот фон. У кого-то он чуть резковатый и провоцирующий, у кого-то несколько пренебрежительный, у кого-то заботливый, у кого-то исполнен уважения к каждой детали внутреннего мира клиента. Нет единого верного. Важно то, чтобы человек мог включаться в отношения. Но есть люди, от которых нам хочется держаться на расстоянии. По разным причинам. И если я, как терапевт, встречаюсь с таким человеком у себя в кабинете, это становится трудностью. Игнорировать свое отношение я не могу и оно не позволяет вовлекаться в отношения с клиентом. И тогда терапия невозможна, возможно техничное консультирование. Не более.
Мне кажется, что эта первая реакция, первое впечатление терапевта, формирующееся в ходе первой-второй встречи с клиентом, тоже должно быть учтено при формулировании контракта. Мне видится честным не предлагать терапию клиенту, к которому не возникает простых человеческих симпатии, интереса, сочувствия.
Профессионализм для меня заключается не в том, чтобы работать со всеми и каждым, а в том, чтобы чувствовать и учитывать границы собственной компетенции. Не только в вопросе техники, но и в вопросе собственного личностного устройства.
Тут есть этическая трудность - многие мне могут сказать: "как же, это же отвержение". Да. И я считаю, что честное, уважительное отвержение может быть более важным опытом для клиента, чем поверхностная отстраненная работа с ним как с объектом приложения технических навыков терапевта. Это одновременно и опыт уважения к нему и пример уважения к себе.
И все же, отвержение - не табу, а вопрос формы.
Способность отвергать подкрепляет, а не разрушает способность принимать. Есть вещи, которые я принять не могу. Так же есть люди, которых я принять не могу. И это только я. Это не значит, что не сможет кто-то другой.

* Все написанное имеет отношение ТОЛЬКО к началу общения первой-второй встрече. Но не к длительным клиент-терапевтическим отношениям. Там отвержение и любые другие сильные чувства терапевта к клиенту - это вопрос супервизии.

Это интересно

Понравился материал? Поделись!