Слова

* * *

Любовные треугольники образуются вокруг людей, для которых невозможно признать тот факт, что детство кончилось. А это значит, что ни в одних отношениях не будут по умолчанию (да и не по умолчанию тоже) удовлетворены все_все_все потребности такого человека. И взрослость в том числе и в том, чтобы с этим смириться.

* * *

Влюбленность, - это когда улавливаешь интуитивно движения души другого, делаешь то, что хочет он, получаешь без слов, что хочешь. Такое радостное слияние, временная потеря границ
Близость, - это когда восстановив границы, удается сохранить эти доверие и чуткость.

* * *

"Он забрал себе всю власть в наших отношениях", "Она лидер", "Он главный" - это не про властность одного партнера, а про то, как другой отдает свои 50%

* * *

Человек не ломается, пока способен смеяться над собой.
Но самоирония становится целительной не раньше, чем появляется чуткость и такт по отношению к себе, выражающиеся в умении разделять, над чем в себе можно смеяться, а над чем нет.

Депрессия

- немой крик человека о какой-то очень важной потребности. Настолько важной, что он "кричит" о ней, замирая во многих остальных своих проявлениях. Лишь бы услышали. Лишь бы поняли.
И вместе с этим нет веры, что то, в чем он нуждается, он может просто попросить или взять.

Так вот идея состоит в том, что возможно, поворотным моментом служит вовсе не удовлетворение этой потребности, а просто то, чтобы найти в себе силы осознать ее и озвучить. Взять ответственность (простите за банальность) за то, что именно я этого хочу и в этом нуждаюсь.

Тревога

- всегда недостаток опоры на реальность, на факты, чувства, ощущения, возникающие в "сейчас". Фокусируя внимание на чем-то отдаленном, мы настраиваем свои органы восприятия так, что смотрим на реальность как будто боковым зрением.
Знаете, как бывает, если боковым зрением - стоящий на месте объект может показаться движущейся неясной тенью, имеющие конкретную природу звуки, если не вслушиваться - неясным гулом, мешаниной.
А потом приблизившийся объект возникает перед носом неожиданно, так, что можно испугаться.

Разговоры о доверии

Задаваться вопросом о доверии другому, это значит, видеть, что он есть и что он другой, отдельный человек.
И в том, что человек задается этим вопросом, всегда есть сильное желание доверять и остановка на границе.
Увеличение доверия - по сути смещение этой границы ближе к себе, уменьшение - от себя.
Вопрос о доверии, когда он привносится в отношения, не преддверие контакта (вот буду доверять и будет контакт), а уже сам контакт, с его неизменным танцем приближения и отдаления.

О справедливости

Со справедливостью-несправедливостью странная штука происходит. Хорошая вроде вещь, но не способствует контакту, если мы не готовы говорить про это.
Если мы не готовы обсуждать с "обидчиком" свои представления.
Вот сделал нам другой что-то, что кажется нам несправедливым, мы, в праведном гневе, дали сдачи или ушли. А он, может, не в курсе, что произошло, ибо имеет другие представления о справедливости или вовсе не мыслит такими категориями в этот момент.

Полюбить себя

Нет такого волевого акта "принять" или "простить" или, еще лучше, "полюбить себя".
Принятие - способность с теплом, безоценочно относиться к чему-то или кому-то. Оно, по-моему, всегда про любовь: принять что-то в себе или в другом человеке (поведение или качество характера) можно только опираясь на любовь к нему.
Не наоборот. Нельзя принять что-то, чтобы полюбить.
Но можно сдаться. Признать, что это (опять же поведение или качество характера, свое или чужое) - то, что есть и перестать с этим бороться. Часто это через грусть, печаль, беспомощность.

Страницы

Это интересно

Понравился материал? Поделись!